?

Log in

No account? Create an account

НЕБЫТИЯ НЕТ!!! ЧТО ДАЛЬШЕ???

ни воры, ни любостяжатели, ни пьяницы, ни хулители, ни грабители – Царства Божия не наследуют.

Previous Entry Share Next Entry
Памяти иеромонаха Владимира (Шикина), клирика Дивеевского монастыря.
Дивеево
diveevoo
Сегодня, на день памяти святого Владимира, не могу не вспомнить еще одного Владимира, своего духовника иеромонаха Владимира, клирика Свято-Троицкого Серафима-Дивеевского монастыря.
Таких людей в миру уже нет. В монастырях, в подвижничестве, в потаенных уголках, по скитам, на Афоне и т.д., возможно есть, в миру уже нет.




Иеромонах Владимир (Шикин). Фото как есть с моей стены у иконостаса.


Он стал камнем преткновения для многих в Дивеевском монастыре, был неординарным, многими клириками незамеченным как носитель Силы Божией, и даже осуждаем, и подвергался прощениям правящего архиерея.
О нём есть книга «Пасхальная память», со многим в этой книге я несогласен, но в целом книга верна - это был потрясающей личности человек, по неведомым для меня причинам отмеченный Богом, книга лишь попытка обычных грешных людей, объяснить и показать достоинство духовника, о силе и значении которого мало кто может понять.

Только по своему личному опыту, я мог бы написать целую книгу о нём, и эта книга была бы совсем иной от «Пасхальная память», но атмосфера недопонимания о нём, от фанатичного восторга до бесовской вражды на память духовника, заставляют меня не делать этого. Не в коня корм, уж простите; одни глумятся, другие возносят, а суть о нем остается скрыта за страстями немощных людей пытающихся оценить неоценимое.

Мое знакомство с ним произошло странным образом, один из известных духовников афонитов написал мне о покровительстве Царицы Небесной и отправлял меня на окормление к Ней в Дивеево. Я просил духовного окормления, и мне было сказано, что моим духовником должен быть тот, кто проводит меня в дорогу. Смысл этих слов для меня был несовсем понятен, и я предполагал, что познакомлюсь в Дивеево с каким-нибудь духовником. На исповедь пошел к первому попавшемуся священнику, но никаких разговоров не случилось, все было как обычно. В день отъезда стал брать благословение у священника, а он взял и надавал мне по шее, в прямом смысле, схватил мою голову и ударил несколько раз по шее и спине, и ….. прогнал меня. Вон. Мне стало так обидно, что даже навернулись слёзы, решил больше сюда не приеду хватит мне и других мест, где нет таких неадекватов.
Я ушел на квартиру в которой снимал комнату, где дожидался отъезда, билет был куплен на вечерний автобус до Арзамаса.
Пришел к самой посадке в автобус, и увидел отца Владимира в подряснике бегающего вдоль автобуса и кого-то выискивающего, вновь ожили воспоминания пережитого, и я попытался остаться и пройти незамеченным. И вдруг отец Владимир окликнул меня по имени, как-то проникновенно, сильно, и подбежав взял меня за руки и отвел в сторону со словами: ты меня прости, я тебя люблю, так надо было; я пришел тебя проводить, я люблю тебя, я жду тебя здесь, ты обязательно сюда приезжай. И я испытал какое-то невероятное облегчение, как будто вся тяжесть прожитой жизни с меня сошла; и я вспомнил наказ афонитов.
,
Это был поистине одаренный Богом человек, о котором я пока не готов писать много, но в книге о нем Пасха Красная отражено многое.
У него было множество даров от Бога, каких нет у теперь живущих в миру людей, но и врагов у него было достаточно. Даже сейчас, по прошествии почти двух десятилетий после его смерти, среди около церковных, и среди около Дивеевских так называемых христиан, есть его противники и враги. Даже такие которые затирают и блокируют в интернете память о нем. Не буду называть их имена они известны, они вызывают сочувствие. Когда я отправил вопрос духовнику (другому) почему такие притязания на отца Владимира, он ответил: если бы ты знал сколько было вражды и притязаний на преподобного Серафима Саровского, даже от братий его монастыря, ты бы всё понял. А, этот духовник был столп до Неба, и знал, что писал.

Всё что говорил мне отец Владимир, всё сбылось; и выпитые «бочки» с кагором в одном из мордовских монастырьков, и распри в скиту в который он меня сам и привез, и расставание (смерть) перепоручая меня другому духовнику, и многое другое.
Возможно я когда-нибудь напишу об этом, если будет на то воля Божья, и его молитвенное благословение, но расскажу об одном случае, показывающем насколько отец Владимир был связан с духовным миром.

Мне предложили рукоположение в священники в Пензенской епархии, я дал согласие только в том случае, если меня благословит кто-то из окормлявших меня духовников лично. Отец Владимир был рядом и я поехал к нему за благословением и за рекомендацией, которую обязан предоставлять ставленник на священство от своего духовника.
Отец Владимир лично в своей келье написал мне рекомендацию в священство, но вручая её сказал: «я знаю, что для тебя это искушение, но ради владыки Серафима отправляю тебя к нему», и дал мне наказ(!) что именно сделать, и что именно сказать владыке Серафиму (почти, как в житии преподобного Серафима). Я приехал в Пензу к владыке Серафиму и всё это исполнил(!). Владыка Серафим убрал документы в свой сейф, и наказал мне никому ничего не рассказывать, включая его секретаря. Что я и сделал, вызвав недовольство секретаря и окружение владыки, который отделил меня от его свиты, назначив сразу, без рассмотрения комиссии день моего рукоположения в Великий Пост, в субботу акафиста Пресвятой Богородице, которая выходила в тот год через неделю после Благовещения. На Благовещение владыка Серафим отслужил в последний раз, после чего попал в больницу, и после продолжения болезни скончался.
Я понял, что свершилось то, что должно было быть и оставил Пензу. Мои новые товарищи по Пензе удивлялись почему я уезжаю, но я уехал понимая что имел ввиду отец Владимир в своих наставлениях направляя в Пензу.
Потом мордовские монахи, с которыми мы выпили мно-о-ого вина, и секретарь епархии наделали мне много подлостей послуживших к моему смирению, но это уже было предсказано (улыбка).
Мои документы остались в сейфе владыки Серафима, скорее всего попали в руки приемника владыки Варсонофия, тот что теперь в Питере, и канули в неизвестность. Но никто до сих пор не знает, почему покойный владыка Серафим одаривал меня своим вниманием, давая мне после литургии большие просфоры из алтаря, в епархии все знали, что это знак его особого внимания, потому-что это был результат духовного общения между иеромонахом Владимиром и архиепископом Серафимом.

Ну, вот, помянул двух хороших людей, и этому рад!
А, у иеромонаха Владимира сегодня День Ангела!
И есть подлинное свидетельство, что он в обителях Божиих пребывает вместе с Дивеевскими святыми! Аминь.